Главная » 2017 » Август » 31 » The Times: "Нефтяная эпоха" на исходе?
15:49
The Times: "Нефтяная эпоха" на исходе?
В ХХ веке миром правила нефть, а в XXI будет править ее дефицит. Теперь уже нет сомнений в том, что сложилась тенденция к повышению цен на нефть. В 2003 году баррель сырой нефти марки "Брент" стоил 29 долларов, в 2004 он подорожал до 38, в 2005 – до 54,5 доллара, в 2006 – до 65. В прошлую пятницу цена на момент закрытия биржи составила 77 долларов 50 центов. Некоторые брокеры ожидают, что в самое ближайшее время она дотянется до 80-долларовой отметки. Об этом пишет сегодня британская Times, статья из которой в русском переводе опубликованан на сайте InoPressa.
 
В прошлый вторник гвоздем номера Financial Times был свежий доклад Международного энергетического агентства (МЭА). Газета привела следующие цитаты из доклада: "через пять лет нефть, по-видимому, будет чрезвычайным дефицитом", а также "на исходе текущего десятилетия есть перспективы еще большего дефицита природного газа на рынках". Для международной организации это не что иное, как сенсационные, прямо-таки подстрекательские заявления. Резкий рост цен на нефть за четыре года, описанный выше, вызван ростом спроса на два с лишним процента в год в ситуации, когда предложение растет медленнее: если в 2004 году оно увеличилось достаточно – на 4,1%, то в 2005 – лишь на 1,25%, а в 2006 – вообще на 0,5%.
 
Это вдохнуло новую жизнь в споры экспертов о теории "нефтяного пика". Некоторые аналитики полагают, что миру никогда уже не удастся добывать столько нефти, сколько мы добываем в настоящее время.
 
В своем блестящем еженедельном обзоре рисков Питер Уорбертон отмечает, что 27 из 51 нефтедобывающей страны (государств, перечисленных в "Статистическом обзоре мировой энергии", который готовит фирма BP) сообщили о спаде добычи в 2006 году. В одном из прогнозов добычи сырой нефти в мире без обиняков предсказывается 10-процентный спад общего объема добычи нефти в период между 2005-2015 годами. Если так случится, это будет настоящая революция.
 
Споры о теории "нефтяного пика" – дело самих экспертов-нефтяников. Вопрос этот сложный, и есть некоторые основания сомневаться в наиболее пессимистических прогнозах – например, возможности освоения канадских нефтеносных песков и успехи американских методов по совершенствованию регенерации масла. Прошлые прогнозы о том, когда иссякнут запасы нефти, часто оказывались неверными, а достоверность нынешних прогнозов неопределенна. Добавочную энергию может дать атомная энергетика, но большая часть стран слишком долго откладывала ее широкомасштабное развитие на будущее.
 
Цифра "пять лет", прозвучавшая в докладе МЭА, – это уже сам по себе важнейший прогноз. Некоторые эксперты считают, что момент "нефтяного пика" уже остался в прошлом, другие полагают, что он наступит после 2020 года – то есть уже через 12 лет. Как рыночные тенденции, так и статистика подтверждают мнение МЭА, что потребление ускоряется, а запасы иссякают быстрее, чем ожидалось. Конечно, если до переломного момента в сфере нефти осталось всего пять лет, а в сфере природного газа – еще меньше, можно считать, что на практике он уже наступил.
 
Те из нас, кто помнит 1970-е и начало 1980-х, знают, какой урон нанесли нефтяные кризисы. Они отсрочили осуществление надежд на экономические успехи более чем на десять лет – с 1974 на 1985 год. Рост цен на нефть повлек за собой глобальную инфляцию; был момент, примерно в 1980 году, когда казалось, что глобальная инфляция вот-вот сорвется в глобальную суперинфляцию.
 
В демократических странах правящие партии терпели поражение на выборах, в Советском Союзе закачался режим. Не только власти, но и частные лица сталкивались с большими трудностями. Безработица ширилась, профсоюзы стали действовать весьма воинственно.
 
Инвесторы попали в капкан: номинальная стоимость росла, но реальная падала. На рынке недвижимости цены росли, но за общим уровнем цен не поспевали. В первые десять лет инфляции золото служило гарантией и опорой для защиты сбережений; но затем начался период, когда реальная покупательная способность золота падала. Большинство людей, за исключением тех, кто наживался на нефти, стали беднее. Некоторые вообще обнищали резко и значительно. Жизнь стала больше напоминать азартную игру, и общественная стабильность снизилась. Все это произошло во времена, когда предложение на рынке нефти искусственно ограничивалось нефтяным картелем ОПЕК. Абсолютного дефицита нефти не было, хотя аналитики уже знали, что нефтяной пик рано или поздно останется позади. Теперь же мы имеем дело не с политической проблемой, которую можно было бы урегулировать политическими средствами, а с абсолютным дефицитом, обусловленным чисто геологическими обстоятельствами. В будущем вопрос о запасах нефти станет тем, что в теории игр называется "игра с нулевой суммой": каждая потеря противника – ваше приобретение, и наоборот. Государства будут делиться на "имущих" и "неимущих".
 
Дефицит нефти и природного газа в сравнении со спросом уже изменил расстановку сил в мире. Вполне возможно, что историки придут к выводу, что решение США вторгнуться в Ирак было мотивировано прежде всего желанием захватить иракскую нефть и оказать оборонительную поддержку другим ближневосточным нефтяным державам. Политические мотивы – всегда нечто запутанное, но для национальных интересов США нефть имеет жизненную важность. Если теперь США близятся к решению о выводе войск из Ирака, за это придется заплатить утратой доступа к нефти.
 
В глобальном масштабе выигрывает Россия – ведущий добытчик природного газа и один из двух ведущих добытчиков нефти. Президент Путин уже использовал нефть и газ в качестве инструмента дипломатического нажима. На отношениях между ЕС и Россией, естественно, скажется растущая зависимость Европы от российской нефти и газа. Вполне возможно, что Германия из-за своей слабости в этом плане повернется к России. Нефтяные кризисы 1970-х годов имели разные последствия для разных европейских государств. Великобритания располагала кое-какими запасами нефти в Северном море и перспективами на открытие новых. Та же самая ситуация была в Норвегии. Германия и Франция вообще не имели собственной нефти или имели лишь мизерные запасы. Специфические кризисные последствия грядущего периода дефицита нефти для разных стран осложнят поддержание зоны евро. Подобные неравномерные кризисы опасны для систем с единой валютой.
 
Мир приближается к окончанию эпохи нефти – эпохи, которая создала собственную технику, собственную расстановку сил, собственную экономику, собственное общественное устройство. Не так уж важно, достигла ли добыча нефти пикового значения не так давно или достигнет его через 5-12 лет. В любом случае необходима масштабная адаптация. Будут кое-какие положительные последствия, в том числе рост эффективности и, возможно, более здравый подход к глобальному потеплению. Но ничто не вернет нас в первые месяцы нового тысячелетия, когда мы наивно рассчитывали на неограниченную экспансию.
Просмотров: 11 | Добавил: ealweipal1985 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0